Numismatics news, coin market, precious metals, analytics, experts
Enter a name
Search
Российскому рынку не хватает российских монет

Российскому рынку не хватает российских монет

Проведение первого конкурса «Монетное созвездие-2007» совпало с десятилетней годовщиной
выхода постановления правительства «Об утверждении правил совершения банками сделок купли-продажи мерных слитков драгоценных металлов с физическими лицами», положившего начало либерализации российского рынка драгоценных металлов.

То есть можно говорить, что в этом году у цивилизованного рынка драгметаллов в России (частью которого является рынок памятных монет) — юбилей. Крупнейшим участником этого рынка с момента его создания стал Сберегательный банк Российской Федерации.

За это десятилетие им было продано свыше 3 миллионов монет общей массой более 70 тонн.

По самым приблизительным оценкам, через филиалы и подразделения Сбербанка России сегодня продается около 60 процентов всех реализуемых в России монет из драгоценных металлов.

Не случайно именно Сбербанк стал генеральным спонсором конкурса «Монетное созвездие-2007».

В. Григорьев: Конкурс сам по себе — мероприятие интересное, значимое, которое позволяет усилить интерес участников рынка к памятным монетам, к инвестиционным монетам из драгоценных металлов.

Думаю, что идея проведения этого конкурса должна реализовываться и дальше. Только, на мой взгляд, следует предусмотреть более широкое освещение данного события в средствах массовой информации.

— Возможно, недостаточный интерес СМИ к результатам конкурса — как раз один из показателей того, что сегодня российский монетный рынок пока еще не находится на европейском уровне? Что требуются значительные усилия для привлечения к нему внимания?

— Я не могу согласиться с тем, что сегодня СМИ не интересуются рынком монет из драгоценных металлов. Это далеко не так.

Последние 2–3 года у СМИ, помимо общего интереса к рынку драгметаллов, растет интерес и к рынку памятных монет. Тем более что эта часть российского рынка активно развивается — по нашим оценкам, ежегодный рост составляет до 30 процентов.

— На ваш взгляд, результаты конкурса, то есть те монеты, которые были признаны лучшими, насколько отражают нынешнюю ситуацию на рынке монет из драгметаллов?

— Исходя из тех монет, которые были представлены, результаты конкурса в целом адекватно отражают ситуацию на рынке.

В конкурсе победили монеты, действительно вызывающие интерес — причем не только у производителей и продавцов, но и у потребителей, покупателей памятных монет.

— Монета, которая получила приз за уникальное идейное решение, — это 3‑рублевая серебряная монета, выпущенная к 165‑летию сберегательного дела в России. А сам рынок оценил уникальность той идеи, которая воплощена в этой монете? Она пользуется спросом?

— Безусловно, спросом эта монета пользуется. Конечно, она популярна среди сотрудников Сбербанка — а в нашей системе работают более 200 тысяч человек, — и это понятно.

Но был большой интерес и со стороны обычных покупателей и коллекционеров. Людям понятна уникальность этой монеты.

Действительно — впервые на монете изображен человек, ранее практически никому не известный.

Я говорю о первом вкладчике Российской сберегательной кассы Николае Кристофари.

— На российском рынке аналогов этому не было никогда?

— Не было. Да мне, честно говоря, не припоминаются какие‑то примеры и среди зарубежных монет. На монетах принято изображать людей известных, знаменитых, популярных.

Так что наша монета в этом плане абсолютно уникальна. Это теперь, благодаря Сбербанку, о Николае Кристофари знают. Это теперь ему стоит памятник возле главного входа в центральный офис Сбербанка.

И еще один памятник — в Петербурге, рядом с Первой сберегательной кассой.

Что касается ее популярности. Весь тираж, а он достаточно большой, 10 тысяч экземпляров, большей частью раскуплен. В Сбербанке этих монет осталось немного. И у коллекционеров их купить тоже довольно сложно.

Обычно при таком тираже монеты расходятся на российском рынке за 3–4 года. А здесь — еще даже года не прошло.

— Так вы ведь сами сказали — Сбербанк очень большой, людей работает много…

— Я не скажу, что все, кто работает в Сбербанке, интересуются монетами. Более того — в 2001 году уже выпускались монеты, посвященные сберегательному делу в России (тогда отмечалось его 160‑летие).

Их было четыре, и, наверное, поэтому они продавались в течение относительно длительного времени. Есть с чем сравнивать.

Мы очень благодарны Московскому монетному двору, который замечательно отчеканил монету «Сберегательное дело в России», сделал это быстро и профессионально. И, безусловно, мы очень признательны Центральному банку Российской Федерации — без его решения такая монета вообще бы не появилась.

Кстати, сегодня уже можно говорить о коллекциях таких монет. Причем это не только монеты, посвященные собственно сберегательному делу, — эти выпуски замечательно подходят для коллекций монет, посвященных истории денег или развитию финансово‑банковской системы в России.

— Как вы думаете, монеты, посвященные сберегательному делу, теперь будут в России появляться каждые пять лет? Коллекции будут пополняться?

— Я не исключаю, что так может произойти. Следующая большая дата — 170‑летие сберегательного дела. Надеюсь, Банк России снова обратится к этой тематике. И если потребуется, Сбербанк России обязательно найдет новый интересный сюжет, который будет достоин отражения на монете.

— Сбербанк как генеральный спонсор имел возможность особо отметить одну из участвовавших в конкурсе монет. Свою номинацию «Монета — лучший подарок» вы вручили казахстанскому «Тюльпану Регеля». Почему?

— По нашим оценкам, сегодня не менее 65–70 процентов памятных монет покупаются именно в качестве подарков, сувениров. Монеты оцениваются покупателями во многом эмоционально.

Людям нравятся нетрадиционные технологии, новые решения. Покупатели хотят, чтобы монета была красивой, привлекательной, в какой‑то степени даже — торжественной.

Нам показалось, что среди тех монет, что были представлены на конкурсе, «Тюльпан Регеля» наиболее полно соответствует современным тенденциям потребительского спроса.

— Чего сегодня больше всего не хватает рынку — идей, покупателей, монет, продавцов?

— Как ни парадоксально, российский рынок нуждается в еще большем количестве интересных российских монет.

— Но ведь в России достаточно большие монетные программы — по количеству наименований, во всяком случае.

— По сравнению с тем, что было пять, семь, десять лет назад, программы, мягко говоря, не выросли. Но тогда монеты в основном покупались коллекционерами, нумизматами, специалистами.

А сегодня ситуация в корне изменилась, монетами интересуются такие широкие круги населения, которым просто не хватает «российского» ассортимента.

И это, кстати, стало одной из причин того, что мы вышли на рынок зарубежных монет, запустив программу «Монеты мира — через Сбербанк России».

Перед нами встала задача — удовлетворить постоянно растущий спрос.

— Так все‑таки: у нас ассортимент маленький или тиражи недостаточные?

— Прежде всего, нужны новые, оригинальные технологии.

Если говорить о тиражах — есть монеты, которые посвящены историческим личностям, и они в первую очередь расходятся по коллекционерам, которые когда‑то начали собирать такую тему.

Но выходит монета, посвященная Циолковскому или Королеву, — и сразу появляется еще одна категория потенциальных покупателей, которым такие монеты нужны для подарков людям, связанным с космосом.

В принципе, любая монета, даже самая «узкопрофильная», может использоваться в качестве подарка. Например, монета, посвященная математику Эйлеру, — казалось бы, малознакомое большинству имя.

Но все математики — и студенты, и ученые, и инженерные работники — ее потенциальные потребители. Подобную монету можно подарить людям, связанным с точными науками.
А такие монеты, как казахский «Тюльпан Регеля», рассчитаны на самую широкую аудиторию.

Человек увидел, ему понравилось, он купил. Может, подарит кому‑нибудь, может, себе оставит. Монета (во всяком случае, приобретенная в Сбербанке) ликвидна, ее всегда можно превратить в деньги: прийти в Сбербанк, и Сбербанк ее выкупит.

— Но при этом человек потеряет на НДС.

— Если сразу же продаст — что‑то может потерять. Если сделает это через какое‑то время — вряд ли. Цены на монеты ведь растут, за год — примерно на 10–15 процентов по основной массе монет.

— Сколько монет сегодня может «переварить» российский рынок?

— По нашим оценкам, сегодняшний потенциал спроса удовлетворяется процентов на 60. Сбербанк продает сейчас примерно 700–800 тысяч единиц монет в год. Этого, повторю, мало для рынка.

Есть еще такие факторы, как сезонность, востребованность тематики. Первая зарубежная монета, которую мы привезли, была посвящена году Козы. Это была австралийская монета.

Причем попала она в продажу не в декабре, накануне Нового года, а только в январе. Но люди всё раскупили.

А сегодня накануне Нового года и в его первые месяцы у нас покупается 100–120 тысяч монет, посвященных лунному календарю.

Расширился ассортимент — есть монеты и золотые, и серебряные, и тяжелые, и полегче, и дорогие, и подешевле. Есть монеты со сказочными сюжетами, просто с животными, и в типично восточном стиле… Все равно не хватает. Ажиотаж сумасшедший.

— К встрече 2008 года вы уже готовы?

— Конечно. Первую монету, посвященную году Мыши (где‑то его называют годом Крысы), мы показали еще в начале сентября, на ювелирной выставке в Сокольниках.

Это серебряная унциевая австралий­ская монета, отчеканенная одним из наших партнеров — Австралийским монетным двором города Перт. На тот момент она еще даже в обращение не вышла, но мы уже имели возможность ее показать.

Вообще же, в этом году мы с ноября предложим своим клиентам монеты различных стран, с различными дизайнами…

— В те 750 тысяч монет, которые в год продает Сбербанк, входят и российские, и зарубежные монеты?

— Да.

— Российских монет больше?

— Пока — больше. Сегодня примерно треть реализуемых нами монет — это зарубежные.

В целом же то количество монет, которое мы продаем, сопоставимо с объемом годовой программы Банка России. Сегодня у Сбербанка России операции с монетами по всей России совершают 8,5 тыс. точек.

Такого нет у всех остальных коммерческих банков, вместе взятых… К нашему большому сожалению.

— Почему к сожалению? Вы хотите, чтобы было больше конкурентов?

— Мы хотим, чтобы спрос максимально удовлетворялся, привлекая к рынку все большее внимание со стороны населения. А для этого нужно, чтобы на рынке работало больше банков.

— А почему Сбербанк сам не может удовлетворить спрос? Ввозили бы больше иностранных монет, к примеру.

— Для Сбербанка монетные операции — это как небольшое дополнение ко всему спектру банковского обслуживания, одна из составляющих большого банковского бизнеса.

Что касается спроса на монеты — он растет с каждым годом в том числе благодаря нашим усилиям. То, что спрос опережает предложение, — это нормальное явление. И, повторю, сегодня любой банк может войти на этот рынок.

— Все монеты, которые вы предлагаете, находят своих покупателей?

— Мы ведем очень качественный отбор, участвуем в крупнейших международных мероприятиях, где представляются различные монетные программы. Опыт показывает, что мы не ошибаемся.

Конечно, очень популярны монеты, выпускаемые к событиям. Про серии с лунным календарем я уже говорил. Уверены, что повышенным спросом будут пользоваться монеты, посвященные предстоящим Олимпийским играм.

У нас уже продаются серебряные китайские монеты по Олимпиаде 2008 года.

Монеты уникальные, с использованием технологии частичного цветового покрытия.

И изображены на них не традиционные виды спорта, а различные национальные детские спортивные игры — чехарда, катание обруча, запускание воздушного змея, игра в воланчик.

В серии — 4 унциевые монеты, все очень симпатичные, хотя и недешевые — олимпийские монеты традиционно стоят дороже аналогичных по весу и металлу, что связано с использованием олимпийской символики.

— Можно ли сегодня говорить о том, что российский монетный рынок становится частью европейского? Или мы пока стоим обособленно?

— Наверное, интеграция уже произошла. По большому счету, определенная связь присутствовала всегда, на любой стадии.

Сегодня, конечно, это более масштабный процесс — в том числе благодаря нашей программе «Монеты мира — через Сбербанк России». Есть монеты, по которым Сбербанк является эксклюзивным дистрибьютором.

Некоторые выпускаются по программам роялти при нашем активном участии — в смысле новых, интересных идей. К примеру, есть очень любопытная монета, посвященная нефтегазовому комплексу, — платежное средство Островов Кука.

Это двухунциевая серебряная цветная монета, состоящая из 4 отдельных монет в виде сегментов с изображением добычи и переработки нефти и газа. Монеты были выпущены в 2006 году, активно покупаются и сейчас.

Большой интерес к ним проявляют корпоративные клиенты, которые представляют нефтяную и газовую промышленность.

Или ситуация с монетами серии «Шерлок Холмс», отчеканенными Новозеландским монетным двором, с изображениями из нашего знаменитого фильма об английском сыщике.

Они вышли недавно и популярны не только в России. Здесь определенная интеграция присутствует уже в самих сюжетах.

Тот же Новозеландский монетный двор выпустил и серию по русским поэтам Серебряного века.

В серии, посвященной самолетам, один из пяти самолетов — российский. Сейчас выпускается серия по знаменитым мотоциклам тридцатых годов (пять монет в футляре в виде мотоциклетного колеса) — среди них есть и советский мотоцикл.

Многие наши партнеры уже по собственной инициативе начинают использовать российскую тематику, видя, что к ней есть интерес.

— В этом году рынку драгметаллов — 10 лет. Вы можете попытаться спрогнозировать, как рынок будет выглядеть еще через десятилетие?

— По большому счету возраст рынка гораздо больше. Он ведь в том или ином виде существовал всегда.

Но мы говорим о либерализованном, о доступном рынке. Десять лет назад люди получили возможность спокойно покупать драгоценные металлы.
Сегодня развивается рынок физического металла, произошла интеграция в международный рынок.

И хотя еще мал объем рынка обезличенного драгметалла, он уже на порядок превышает слитковый рынок, и на него постепенно входят физические лица, которых привлекает возможность совершать операции с драгоценными металлами без уплаты НДС.

Только в Сбербанке уже открыто около 110 тысяч «металлических счетов».

Кто‑то пытается арбитрировать, покупать-продавать, получать доход. Кто‑то просто вкладывает деньги, дер­жит в драгметаллах часть сбережений.

Мы всегда говорим: держать в драгметаллах 10–15 процентов свободных средств — это почетно и надежно. Наверное, через десятилетие этот рынок вырастет в десятки раз.

Что касается монет — это часть рынка драгоценных металлов. Сегодня этот рынок ориентирован прежде всего на сувениры, подарки.

Я думаю, что через 10 лет он возрастет раза в три как минимум — по объему и по денежному обороту.

Те, кто сегодня покупает монеты для подарков, их дети, друзья, коллеги — они станут в той или иной степени коллекционерами.

Российский рынок развивается своим путем. Он отличается от европейского и американского, где, по мнению большинства экспертов, спрос в основном коллекционный. Однако число коллекционеров в России тоже будет расти с каждым годом.

В данном случае коллекционеры — это не только люди, профессионально занимающиеся нумизматикой.

Это те, кто, возможно, когда‑то тоже получил монеты в качестве подарков, а потом — увлекся, стал собирать собственную коллекцию. И в России таких людей с каждым годом будет становиться все больше.


Суб header:  В Сбербанке России считают, что сегодня спрос на памятные монеты удовлетворен примерно на 60 процентов
Рубрика : Монеты / точка зрения
New issue
№1 (58) 2022
№1 (58) 2022
;